РУССКИЙ    |    ENGLISH
 
10 Ноября 2016
11 ноября - Открытие выставки фотограмм «Живые тени» Юрия Герчука

11 ноября в 18.00 в Государственном институте искусствознания состоится открытие выставки фотограмм «Живые тени», которая организована к 90-летнему юбилею автора, искусствоведа и художественного критика Юрия Герчука (1926-2014). К открытию выставки приурочена презентация книги «Эффект присутствия» — последней книги Юрия Яковлевича, выпущенной уже посмертно издательством «Арт Волхонка».

Фотограмма — «фотография без фотоаппарата» — проекция предмета непосредственно на фотобумагу.

Юрий Герчук писал: «...Прямая фиксация тени на фотобумаге создаёт негатив. С него можно получить и позитив, но этого обычно не делают, потому что эффект остраннения, некая метафизика пространства и формы, в негативе острее, так же, как и отвлечённая игра чёрного и белого цветов в их контрастах и переходах. Негатив, ставший из полуфабриката оригиналом, делает произведение уникальным, не тиражируемым. Его повторения могут создавать лишь варианты. Это азартная игра и острый пластический эксперимент»...

Юрий Яковлевич Герчук, искусствовед и художественный критик, родился в 1926 году, и это простое хронологическое обстоятельство определило не только особенности его биографии, но и во многом — основы мировоззрения, способы взаимоотношений с жизнью и с профессией.

Годы его осмысленного детства совпали с пиком сталинского террора (был репрессирован его отец), отрочество и юность пришлись на войну, а годы его студенчества (1946-1951) были не самым удачным временем для изучения выбранной им дисциплины — истории искусств. В разгар борьбы с космополитизмом интерес к шедеврам и мастерам мирового искусства квалифицировался как низкопоклонство перед Западом, и доступа к этим произведениям не было практически никакого.

Герчук и его сверстники изучали историю мирового искусства не по картинам и даже не по картинкам, а по подробным, на пальцах, описаниям, которые давали им профессора старой, дореволюционной еще школы, а в лучшем случае — по мутным черно-белым репродукциям. Но эта странная система обучения дала неожиданный результат: когда с наступлением Оттепели молодые искусствоведы, тренированные понимать искусство не глядя и в темноте, добрались до света, цвета и живых вещей, оказалось, что в искусствознание и в художественный процесс пришло поколение заинтересованных, глубоких и универсальных специалистов, знающих и умеющих про искусство все.

И даже в этом уникальном и ярком поколении Юрий Герчук был одним из самых талантливых, просвещенных и универсально одаренных. Он блестяще владел всеми изводами профессии — был одновременно и историком искусства, и его теоретиком, и художественным критиком, и популяризатором. У него были в истории и современной ему практике искусства любимые жанры и виды, периоды и направления, отдельные произведения и мастера, но не было ничего такого, чего бы он не знал, что было бы ему неинтересно, с чем он бы не умел работать.

Эта его ренессансная одаренность проявилась не только в прямой профессиональной сфере: творческое наследие Юрия Яковлевича Герчука составили не только сотни искусствоведческих статей и десятки монографий, но и художественная проза, представившая известного искусствоведа как интересного, вполне профессионального и даже блестящего литератора. Помимо всего прочего, в это наследие вошли и фотографии и рисунки — Юрий Яковлевич умел очень многое, и все, за что брался, делал хорошо, ни в чем не терпя безответственного любительства.

А на этой выставке представлена фотограмма — особый вид фототехники, увлечение и труд всей жизни, и, кажется, единственный вид художественного наследия Юрия Герчука, плоды которого чрезвычайно строгий к себе автор когда-либо представлял на суд зрителей и коллег.

Gerchuk.jpg