РУССКИЙ    |    ENGLISH
Убранство интерьера

Убранство интерьера

Россия и в XVIII веке была беднее Европы, редкий владелец мог позволить себе использование в отделке зданий натурального камня. Пример гостиной Анны Ивановны Лобковой показывает, что искусственная мраморировка обладает собственной замечательной выразительностью. Эти рукотворные поверхности теплее и камернее, меньшая драгоценность компенсируется большей ритмической вибрацией и пластичностью самой поверхности. В этой архитектуре нет инертных вещных плоскостей, и каждый ее сантиметр сотворен вкусом и художественным мастерством исполнителей. Здесь все живет и вибрирует, и оттого столь органично соединяются с архитектурными поверхностями лепка карнизов, пластика рельефов, декоративная живопись стен и сводов.

Гостиная четко делится на две зоны - публичную, проходную на оси анфилады, и обособленную, выполненную в виде купольной овальной колонной беседки. Разделяющая оба пространства стена выполнена в излюбленной для классической традиции форме триумфальной арки на четырех колоннах, средний интерколумний перекрыт не антаблементом, а арочкой, увеличивающей общую прозрачность и приветливость. Аттиковая зона украшена фигурными барельефами и, по сторонам арки, - дубовыми ветвями, вносящими в интерьер связанную обычно с ними тему гражданских добродетелей. Ионический ордер портика определил ритмику и выразительность всей гостиной. Он легко переходит на стены, очерчивая и поддерживая овал купольного покрытия беседки. Мотив арки над колоннами повторен над осевыми арками беседки и в полукруглых нишах задней стены. Криволинейные и прямые очертания в разных плоскостях образуют редкую по ритмической красоте композиционную выразительность пространственной структуры. В гостиной двенадцать колонн - и не сразу определяешь их место в общем хороводе.

Весь композиционный ритм следует трехчастному членению с ясно ощутимым мотивом симметрии. Он же определяет выразительность наружной стены гостиной. Не сразу замечаешь, что здесь всего два окна и что придуманная симметричная композиция связана с использованием камина и его монументального обрамления - как это было в Зеленом зале. Полосы искусственного мрамора обрамляют камин и весь ризалит над ним, придавая цельность крупной вертикальной композиции, получающей завершение в раскреповке антаблемента. Поставленные по сторонам камина, они распространяют движение, масштаб и ритм колоннад овальной беседки колонны по всему пространству. Тройная симметричная композиция с двумя колоннами настолько напоминает симметричное построение с тремя арочными окнами на фасаде, что невольно рождается ощущение их полного планового соответствия. Однако оно лишь частично, как и на первоначальном объеме, где ни одна из комнат не соответствует точно пилястровому портику.

Правое боковое окно на самом деле является дверью, открыв которую посетитель не обнаруживает никакого балкона; изящная балюстрада служит ограничением проема в нижнем ярусе. Именно этот проем является центральным на фасаде, и поэтому он выделен мотивом прохода. Однако такое решение не бессмысленно, ибо открытая дверь если и не давала выхода, то открывала вид на парк и павильоны Салтыковской усадьбы, объединяя ее с иллюзорной парковой средой овальной беседки в глубине гостиной. К двум реальным перспективам - окна и двери - в центре добавлена еще одна, иллюзорная, образующаяся при движении по анфиладе калейдоскопическими отражениями самого зала в зеркале над камином.

Овальный купол беседки украшен кессонами с розетками. Диагональное расположение кессонов и изогнутый способ изображения их структуры, создаваемой двумя противоположно движущимися вращающимися системами, придает куполу подвижность и увеличивает иллюзорно его глубину. Завершается купол овальным отверстием в центре с окружающей балюстрадой, сквозь которое видно небо и облака. Между арками над колоннами по осям купола расположены исполненные гризайлью четыре сцены «Времен года», еще более подчеркивающие ландшафтные ассоциации беседки.

Еще одним замечательным элементом убранства интерьера здесь также является лепнина. Прекрасен карниз купола и легкий орнамент подкупольных арок, капители и антаблемент портика. Но особенно замечательны карнизы плафона. Их формы намеренно легки, графичны и плоскостны, мельче по масштабу и ажурнее, чем в других помещениях. Как обычно, пояс розеток обрамлен валиками, украшенными листочками. В нижнем листья выполнены свисающими, соединяющими карниз с плоскостью гладкого архитрава, верхние поднимаются вверх, создавая ощущение воздушности плафона. Розетки карниза сделаны овальными, в филенках - крупные, но очень небольшого рельефа, напоминающие раскрытый веер. Между ними помещены поперечно ориентированные розетки в виде выпуклых, раскрывающихся вниз цветов.

Замечательна похожая на кружево лента, обрамляющая зеркало плафона. Даже изгиб, связанный с ризалитом камина, выглядит прихотливым, а не вынужденным. В ритм пересекающихся кругов вплетены цветы, чьи лепестки, чтобы не нарушать легкости форм и выступа кругов, отогнуты назад, к основной плоскости.

Колоннада и заданный ею ритм определяют все членения стен. На стенах сбоку от дверей анфилады устроены ниши, повторяющие реальные порталы, поля между порталами и нишами превращаются в простенки. Над реальными и декоративными порталами, над боковыми участками антаблемента центрального портика помещены сюжетные барельефы. Любопытно, что на них изображены только женские персонажи и амуры. В двух из них, расположенных визави над глухими порталами стен, героем является Амур. Слева он и две нимфы по сторонам («противоположности»?) поддерживают пересекающиеся, опутывающие фигуры длинные полосы ткани, символизирующие путы любви («любезные узы»), пронизывающие и подчиняющие себе мир. Справа Амур стоит на жертвеннике, перед которым разожжен в светильнике огонь, и нимфы по сторонам приносят ему видимые (зримые узы) и невидимые (незримые узы) дары. Процессия, обозначенная прежде в Зеленом зале, находит свой финал здесь, в рельефах Мраморной гостиной.

Рельефы над колоннадой посвящены свободным искусствам, танцу и музыке. На одной композиции - «Музыка» - женская фигура с нотным свитком (Сочинительство) дополняется женской фигурой с лирой (Исполнительство) и дремлющим в меланхолии Гением. На другой - представлены «Танец и Пение» и покровительствующая им Терпсихора с лирой.

Над одним из порталов анфилады изображены три грации - изящный символ красоты, гармонии, любви и женственности. Над другим помещена самая серьезная и величественная в зале композиция, расшифровать которую можно пока лишь предположительно. Две фигуры слева объединены в группу, одна из них держит в руках нотный свиток, и обе они внимают (повинуются) правой фигуре, торжественно восседающей на троне. Можно истолковать эту сцену, как представляющую Каллиопу, музу красноречия, эпической поэзии, первооткрывательницу героической песни, и Полигимнию, музу гимнической поэзии и молитвенных песнопений (обе среди своих атрибутов обычно имеют свиток), руководимых Мудростью (Добродетелью).

Т. А. Дудина