РУССКИЙ    |    ENGLISH

Комнаты неизвестного назначения

Следующая за Мраморной гостиной комната представляет собой самый простой по композиции компартимент - неширокую и высокую (сохраняется высота залов) комнату, изумительную по благородству пропорций и ритмических очертаний. Ее уличная сторона прорезана одним окном, но в отличие от будуара, где выразительность оконного проема намеренно ослаблена, здесь окно служит элементом, определяющим и масштаб, и исток всей композиции. Это окно полукруглое, входящее в единую композицию окон (вместе с окнами Мраморной гостиной) над входом в здание. Соотношение пропорций высокой стены и высокого арочного оконного проема, очертания оконного переплета, особенно радиальных линий в его завершении, подкупают удивительной тонкостью и гармонией. Это действительно архитектура благородного вкуса. Не случайно торцевая стена имеет такую же мраморировку, как и соседняя гостиная.

Высокая гладкая полоса архитрава и карниз комнаты также повторяют формы гостиной. Глуховатый бордовый цвет стен находит отзвуки в более светлых вышпаровках дверей и покрасках полей розеток в карнизах. Плафон не имеет второго декоративного обрамления и кажется поэтому легким и особенно невесомым.

О назначении этого помещения нет никаких сведений. Его архитектурная общность с Мраморной гостиной позволяют считать его укромным кабинетом при ней и рассматривать их вместе как три пространства - открытое и публичное в проходе по анфиладе, полузакрытое в овальной ротонде и обособленное в кабинете.

Анфилада заканчивается поперечной залой, об использовании которой также можно только догадываться. Подсказку дает композиция самой залы, поделенной рельефной аркой на два неравных помещения, большее к стороне окна и меньшее - в глубине. Меняется и покраска стен, и декорация завершающего карниза. Это настолько напоминает рампу, разделяющую зрительный зал и сцену, что вполне естественно предположить существование здесь домашнего театра.

К тому же зала эта в доме - самая просторная. В нее ведут две двери - из основной анфилады и внутреннего коридора. К последнему через небольшой вестибюль присоединяется отдельный выход из овального зала Мраморной гостиной. Продольная внешняя стена прежде имела в центре камин, об этом говорит изгиб линий потолочного карниза, следовательно, снаружи ему соответствовало глухое окно. Неизвестно, были ли по сторонам камина настоящие окна, ибо стена была наружной и с этой стороны к дому примыкал сад усадьбы Вяземских.

В настоящее время основным активным элементом композиции являются три крупных окна уличного фасада, на торцевой стене со стороны сцены им отвечают три ниши. Стены зрительской половины окрашены в зеленоватый цвет, такой же, только более плотный цвет оттеняет розетки карниза. Членения карниза сделаны крупными и рельефными, соответственно масштабу и характеру пространства. В пространстве сцены стены становятся охристыми, такой же притененный цвет приобретают фоны розеток. Сами розетки изменяют характер рельефа, из свисающих они становятся прижимающимися к плоскости карниза.

Театральная зала завершает парадную анфиладу дома. Внутренний коридор, то идущий позади комнат, то пересекающий их, служит и для коммуникации с небольшими помещениями со стороны дворового фасада. Они имели меньшую высоту, и над ними существовали и существуют поныне антресоли (неоднократно переделывавшиеся впоследствии). Планировка нижнего этажа известна недостаточно. Своды частично сохранились в комнатах по дворовому и торцевым фасадам. Связь между комнатами осуществлялась не только по коридору. Во время ремонта 2003 года выяснилось, что стены между большими комнатами (в три и два окна) по уличному фасаду были прорезаны двумя дверными проемами, образуя своеобразные анфилады - вдоль окон и вдоль коридорных стен.

Дом, созданный по воле Анны Ивановны Лобковой замечательными мастерами русского классицизма, стал одним из лучших в Москве. Его протяженный фасад украсил переулок, и хотя по соседству с ним стояли престижные дворцовые ансамбли Москвы, именно ему довелось сохранить до наших дней аромат московского классицизма. Переулок начинался садом и церковью, чьи фасады украшали дворцовые по характеру наличники окон с гребнями, а весь объем завершали пять изящных декоративных глав. Ступени завершения могли иметь декорацию кокошниками, во всяком случае, церковь с приделами и колокольней уже была нарядным и стройным элементом московской среды. За небольшим садиком при церкви стоял дом Лобковой со своим двором и небольшим садом. А дальше начиналось и шло до Тверской владение Вяземских, где новая владелица, Е.И.Козицкая, выстроила в 1790-е годы новый дворец по проекту М.Ф.Казакова. Он стал одним из самых знаменитых в Москве и быстро определил новое название древнего переулка, удержавшееся до наших дней.

Т. А. Дудина