РУССКИЙ    |    ENGLISH

...Бригадирша Лобкова перестраивает

Федор Михайлович Шестаков прожил в новом доме совсем недолго, неизвестно, была ли при его жизни завершена отделка парадных помещений второго этажа. После его смерти участок перешел к его родственнику, провиантмейстеру Василию Дмитриевичу Лобкову. При нем слева от особняка, по другую сторону проезда во двор был выстроен флигель в три окна по фасаду, вытянутый в глубь участка. Фасад флигеля лишен декора, лишь узкие тяги отделяют этажи и надоконное поле верха, гладким оставлено и поле карниза. Пропорциональное построение стены вторило фасаду особняка, что способствовало композиционному единству общего вида усадьбы.

В 1795 году, после смерти мужа, владелицей усадьбы стала Анна Ивановна Лобкова. Внучка обер-коменданта Петропавловской крепости в годы правления императриц Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны, дочь откупщика, урожденная Игнатьева, она владела большим состоянием. При ней была достроена вся усадьба и увеличен объем главного здания.

В 1800 году разрыв между флигелем и главным домом по красной линии улицы был застроен узким двухэтажным корпусом, расширенным уже к 1805 году. В это же время по задней границе владения возвели одноэтажные каретный сарай, конюшню, погреб, кухню, небольшой флигель со стороны от церкви. Преобразилась не только усадьба в целом, преобразился и главный дом.

Вставка между главным объемом и флигелем неизвестным зодчим была трактована как центр значительно увеличившегося здания. Сделано это было с редкостным изяществом и тактом. Основой новой трехчастной вставки стала арка проезда во двор, получившего сводчатое перекрытие (до сих пор сохранились подставы для полотнищ въездных ворот). Над аркой во втором этаже появилась симметричная композиция из трех больших арочных окон. Если арка проезда несколько выступает вперед, то в целом стена между пристройкой и старым домом немного утоплена. Во втором этаже над входом она превращена в изящную трехчастную нишу с двумя ионическими полуколоннами малого ордера по сторонам центрального окна.

Новая композиция не спорит с монументальностью первоначального фасада, а, скорее, вносит в него камерный и лирический мотив паркового характера, что было вполне уместно из-за парка Салтыковской усадьбы по другой стороне переулка. Под окнами устроены изящные балюстрады, придающие им вид своеобразных балконов, среднее окно действительно является открывающейся дверью с видом на перспективы и павильоны парка. Еще более существенной оказалась новая вставка для формирования парадной анфилады здания, ибо именно в ней был устроен едва ли не самый прекрасный из парадных залов особняка. Учитывая, что сохранившаяся последовательность парадных залов особняка отличается редкостной целостностью, единством стиля, носящими печать одного художественного вкуса, и что с середины 1820-х годов дом перестает быть особняком и превращается в наемное жилье, вполне вероятно датировать не только преобразование фасада, но и оформление интерьеров 1800-ми годами. Дом благополучно пережил пожар 1812 года и замечательно сохранил изысканную атмосферу дворянского особняка ранней александровской эпохи.

Перестройка сделала подъезд к дому значительно более комфортабельным. Свод закрыл пространство от непогоды, новые помещения у лестницы дали возможность устройства вестибюля и гардеробной для гостей. Лестница приобрела характер торжественный и стала полностью соответствовать придуманному владельцем и архитектором ритму раскрытия парадных интерьеров. Она приводила на небольшую площадку второго этажа и поворачивала в сторону двора. В этом месте стена оказывалась глухой (на фасаде здесь было устроено глухое окно), открытый дверной проем справа заставлял посетителя двигаться в соседнее помещение. Сейчас оно из-за устроенной позднее перегородки имеет одно окно, но прежде было просторным, в три окна по фасаду, и являлось настоящим аванзалом перед анфиладой.

Т. А. Дудина