РУССКИЙ    |    ENGLISH
Архитектура и интерьер

Архитектура и интерьер

Стена против окон в сторону анфилады была устроена особым образом. В ее центре находилась печь, по сторонам которой два проема вели в Зеленый зал. Уже здесь как бы сформулирован прихотливый ритмический композиционный принцип соотношения двухчастного и трехчастного, многократно варьирующийся в архитектурных формах здания. Трем окнам фасада противоположены тоже три элемента - два проема и зеркало печи, но развитие через центр закрыто, и оно происходит через два боковых проема. Само расширение и удвоение входа не только удобно, но и еще весьма репрезентативно.

Зеленый зал является не только художественным центром ансамбля - его гладкие стены использовались для развески картин, это была картинная галерея. Зал оказывается еще и центром всех коммуникационных связей второго этажа, его шесть дверей позволяют кратчайшим образом соединять помещения. Он освещен тремя окнами главного фасада, но наиболее парадной является его противоположная сторона, смежная с аванзалом. Крупные проемы проходов увеличены особыми порталами, достигающими полной высоты зала (порталы восстановлены при реставрации по образцу обрамлений проемов анфилады). Печь, расположенная между ними и выглядящая со стороны аванзала закрывающей перспективу, превращена в монументальный камин, завершаемый скульптурной композицией и фронтоном. Обширное зеркало над камином входит в ансамбль как активный, разрушающий еще в одном направлении замкнутость пространства элемент.

Слева и справа к этой стороне зала примыкают проходы по оси внутри него коридора, значительно меньшие по размерам. Однако они вписаны в глубокие и высокие арки. Правая из них, видимо, возникла по функциональным соображениям, ибо там перед антресолями устроена площадка дл оркестра с изящной балюстрадой, левая сделана из соображений симметрии.

Основное парадное движение по анфиладе всех залов проходит вдоль окон. Нарядность и церемониальная торжественность движения подчеркиваются ритмикой глубоких и украшенных мраморировкой оконных ниш раскрытыми филенчатыми дверями.

Важнейшая роль в облике парадных залов дома принадлежит лепной декорации. Лепка дома Лобковой обладает редкостным богатством форм и тонкостью исполнения. Это касается буквально всех элементов классической декорации. В Зеленом зале роскошные двойные обрамления плафона создают поистине царский эффект. В них применены консоли - и сделано это с редкостной изобретательностью. Двойные консоли и крупные розетки основного карниза придают более хрупким и уменьшенным аналогичным элементам обрамления плафонного зеркала парящий эффект. Он усиливается притемнением промежуточной зоны - своеобразного воспоминания о барочных криволинейных падугах. В центре плафона сохранилась крупная розетка для люстры. В тончайшем рельефе выполнены декоративные композиции на порталах главных проемов. Вазы, растительные побеги, оплетенные зеленью колосья, ветви, орнаментальные композиции - буколические мотивы красоты и изобилия переданы легко и изящно. Завершающие фронтоны не только по карнизам, но и по нижним плоскостям скатов украшены лавровыми венками, как бы осеняющими входящих.

Общее ощущение праздничности расшифровывается вставками в орнамент овальных медальонов с фигурками Венеры и Амура. Симметрично расположенные по сторонам проходов медальоны различаются мотивом движения - с одной стороны изображен Амур с сосудом, приближающийся к Венере, с другой - удаляющийся от нее. Идея движения, коммуникации, сплетается здесь с мотивом всюду проникающего вестника Венеры. Большой рельеф над камином изображает амуров, переносящих в торжественной процессии жертвенник любви, и здесь любопытен не только сам сюжет, но и его движение сквозь зал, созвучное движению по коридорам и анфиладе. Это как бы не действие, а мелькнувший кадр, приготовление к действию в другой зале.

Все буколические мотивы связаны с романтической и меланхолической культурой около 1800 года и явно отличаются от более парадной и триумфальной орнаментики послепожарного ампира. Однако в выборе сюжетов позволительно видеть и отражение собственного мира владелицы дома.

Каждый зал парадной анфилады имеет свое цветовое решение. Хотя все покраски залов являются в наше время уже результатом реставрационных работ, все же они в целом соответствуют изначальным колористическим соотношениям, обнаруженным в процессе исследований. Большие спокойные цветовые поверхности стен Зеленого зала прекрасно подходили для развески картин, и как домашняя художественная экспозиция это место являлось наиболее доступным и публичным в доме. Основной тон оттеняли глуховато теплые десюдепорты и блекло-голубые мраморировки откосов окон и панелей камина, вышпаровки дверных полотен. Торжественно и ясно читаются розетки карнизов с бордовой покраской фонов.

Т. А. Дудина