РУССКИЙ    |    ENGLISH

Поиски места работы

После выселения из академического дома на Волхонке, где Институт истории искусств работал с осени 1944 по конец 1948 года, ютясь в тесноте с другими учреждениями, начался, по словам Е. А. Борисовой, длительный период «скитаний» по разным московским адресам. Пятый из этих адресов - Козицкий переулок, 5 - оказался последним и, хотелось бы верить, счастливым.

Первым после Волхонки адресом для странствующего по Москве Института истории искусств стал особняк на Пятницкой улице, 33, построенный в 1894-1896 годах архитектором Л. Н. Кекушевым. Это был уютный двухэтажный особняк, еще эклектика, но уже «на исходе». При входе в маленький, но высокий угловой вестибюль поражала изящная изогнутая парадная лестница, которая вела на второй этаж. В особняке разместились два академических института - Институт истории искусств и Институт археологии. Наш институт занимал комнаты налево от лестницы, обращенные в сад. В одной из них был зал заседаний. В глубине особняка, за кухней с большой плитой, располагалась институтская библиотека. "Здесь, - вспоминает Е. А. Борисова, - мне дали книги для экзамена в аспирантуру очень милые библиотекарши. Одной из них была известная всем сотрудникам института и всеми любимая Галина Николаевна Агафонова. Имя другой, к сожалению, выветрилось из памяти".

В здании на Пятницкой проходил в 1955 году мой аспирантский экзамен. Здесь же защищал одну из своих диссертаций мой учитель М. А. Ильин».

В осень того же 1955 года институт перебрался в другой особняк в Подсосенском переулке, 21, где тогда размещалось издательство Академии наук. То был бывший особняк А. В. Морозова, известный по обширной коллекции фарфора, собранной его владельцем. Кроме того, особняк был памятен тем, что в оформлении его интерьеров участвовал Ф. О. Шехтель. Здесь сохранился знаменитый «готический кабинет» с двухъярусным пространством, деревянной галереей и резной «готической» лестницей, на ступенях которой приютилась фантастическая деревянная фигурка гнома. Именно для этого кабинета были выполнены декоративные панно М.Врубеля на темы «Фауста», которые теперь находятся в Третьяковской галерее.

Шехтелевские интерьеры располагались налево от парадного вестибюля, оформленного в «египетском стиле», видимо, еще М. Н. Чичаговым, строившим дом в 1878-1879 годах. Шехтелем были добавлены лишь две стилизованные скульптуры грифонов по сторонам парадного входа - прием, очень характерный для творческого почерка мастера. Направо от вестибюля располагалась анфилада комнат, в которой разместился институт. Первая из них - большая столовая в «русско-византийском» стиле с огромным порталом - служила залом заседаний для секторов и Ученых советов. Здесь же в 1958 году родился и стал традицией институтский капустник. В остальных трех комнатах помещались дирекция во главе с И. Э. Грабарем, канцелярия, секретариат, отдел кадров и бухгалтерия. Между комнатами были двери анфиладой.

В доме на Подсосенском (бывший Введенский переулок) институт находился не менее пяти лет. Это местоположение давало некое преимущество: не надо было ездить в издательство Академии наук, которое находилось здесь же, на втором этаже особняка. Туда вела парадная мраморная лестница.

На лестничной площадке стояли столы для работы редакторов с авторами. (Видимо, отсюда и пошла традиция праздновать 31 января - последний срок сдачи рукописей в издательство и отмечать этот день капустниками. ). 

В 1959 году институт переселился на Кузнецкий мост, 15 (угол Рождественки), в дом бывшего банка «Лионский кредит». Это монументальное здание было построено в 1898 году (арх. С. С. Эйбушиц) и являло собой квинтэссенцию пространственных и декоративных приемов эклектики. Главной его достопримечательностью было впечатляющее пространство парадной лестницы, занимавшее всю угловую «башню» и освещенное витражами и огромными окнами, с маршами, «лежащими» вокруг стен.

Институт истории искусств помещался в самом верхнем, третьем этаже, где находилась дирекция и комнаты секторов. Во втором этаже был большой зал заседаний, который служил и читальным залом. За ним была небольшая комнатка. В большом зале была продолжена традиция новогодних капустников, которые стали искуснее и многолюднее.

В доме на Кузнецком произошли важные изменения в статусе и составе, а также в структуре института. Поступило много новых сотрудников, образовались новые сектора и подразделения. Главное - не стало Н. Э. Грабаря (1960). Должность и. о.  директора была возложена на Б. М. Ярустовского, который, судя по всему, способствовал выходу института из системы Академии наук и переводу его в систему Министерства культуры СССР.

Эти и другие перемены в судьбе института (о них - далее) явно послужили причиной очередного изменения его местопребывания. На этот раз адресом института стала улица Кирова (бывшая Мясницкая). Здесь внутри квартала, в дворовом флигеле за домом № 10, и разместился институт. Этот флигель условно называли ЖЭКом. Он был одноэтажным и состоял из нескольких комнатушек, в которые можно было, минуя двери, войти через окна со двора.

Это придавало особую патриархальность обстановке и в известном смысле напоминало то «заседание» Сектора музыки в Консерваторском скверике в 1944 году, описание которого мы находим в воспоминании Т. Н. Ливановой.

А. И. Мазаев